Добавить кнопку:

Для сохранения настроек необходимо авторизоваться.

Ещё не являетесь участником системы "Вход"?

Регистрация занимает всего 35 секунд!

facebook Google Живой Журнал @MAIL.RU Одноклассники RuTube Twitter Вконтакте Яндекс YouTube

Петрозаводск ГОВОРИТ → Леонид Байтман: «Говорить, что спорт – это здоровье, просто смешно»

30 июля

Текст: Антонина Кябелева 

Я не люблю интервью, приуроченные к юбилеям и круглым датам. Чувствуется в них какая-то праздничная искусственность, закрывающая возможность откровенного разговора. С известным в Карелии тренером, организатором в области спорта, заслуженным работником физической культуры Карелии Леонидом Борисовичем  Байтманом я встретилась накануне его 90-летия.

Наша трехчасовая беседа даже отдаленно не напоминала о надвигающемся торжественном моменте. Мой собеседник легко перемещался по разным историческим эпохам, вспоминая фамилии, события, мельчайшие детали давно минувших лет, одновременно поражая ясным пониманием того, что сегодня происходит в области спорта.

В какой-то момент я поймала себя на мысли о том, какие уникальные возможности дает профессия журналиста, открывающая двери к людям, которые не устают удивлять, восхищать, поражая остротой ума и глубоким интеллигентным восприятием мира.  

Самые яркие и интересные моменты нашей беседы я постаралась изложить с максимальной точностью.

О том, как в 18 лет стать спортивным функционером

- Мне было восемнадцать лет, когда я стал инструктором сортавальского комитета физкультуры и спорта. На дворе был 1949 год. В послевоенные годы к спорту относились, как в 60-е к космонавтике. Время было голодное. Источников существования практически не было, кроме жалкого пособия за погибшего на фронте отца. Он погиб в августе 1941 около Калевалы. Я хоть и родился в Виннице на Украине, но именно в Карелии находится прах моего отца.

 

Забыть о постоянном чувстве голода помогали занятия спортом. В Сортавале от финнов остались прекрасно оснащенные школы. Таким спортивным оснащением и наши современные школы не могут похвастаться. Спортивное оборудование и снаряды вне уроков прятались в стены и пол. Там находились специально предназначенные для этого ниши. 

В Сортавале жизнь бурлила, работал Дом культуры, Дом офицеров, был великолепный театр оперетты, джазовый оркестр. В Сортавале я попал в поле зрения Тойво Августовича Неволайнена. Это был удивительный человек, великолепный тренер, невзирая на то, что он был инвалидом, у него одной ноги до колена не было. Он был директором детской спортивной школы. Она появилась в 1946 году, и все ребята туда повалили. Занимались гимнастикой, баскетболом, лыжами, легкой атлетикой. С председателем сортавальского комитета физкультуры и спорта Вильямом Викманом мы вместе занимались в спортивной школе. Он и предложил мне должность инструктора. Надо сказать, что Викманы для Сортавалы – значимая фамилия, которая вписалась в историю города. 

На предприятиях везде существовали спортивные коллективы. Моя задача состояла в том, чтобы организовывать соревнования, общаться с людьми, учить тому, что сам умел. Конечно, сейчас сложно представить, чтобы вчерашний школьник без профессионального образования сразу попал на должность инструктора. Но тогда было другое время.

Занятия разными видами спорта, я думаю, очень серьезно повлияли на мое мировоззрение. Я убежден, что воздействие физкультуры на организм - практически революционное.

Физические занятия можно сравнить с допингом, который искусственным образом стимулирует человеческий организм к развитию, открывает новые возможности и горизонты.

Я занимался разными видами спорта: легкой атлетикой, баскетболом, волейболом, футболом, коньками фехтованием, гимнастикой. Комплексное физическое воздействие на человека больше соответствует природному, естественному развитию.

О любви к гаджетам

Сегодня мир лишает человека движения. Вовлеченность современных людей в виртуальный мир, увлеченность гаджетами крайне негативно влияет на организм. Уже не нужно колоть дрова, носить воду, на верхние этажи мы поднимаемся на лифте, а долгие пешие прогулки всегда можно заменить с помощью общественного или личного транспорта. Нехватку чего-то важного люди ощущают на инстинктивном уровне. Не случайно возникла программа ЗОЖ (здоровый образ жизни), основанная не теоретических выкладках, а на практических занятиях физкультурой.

Несколько лет назад Валентина Улич, будучи министром здравоохранения и соцзащиты, провела в Петрозаводске тестирование состояния здоровья трех тысяч подростков от 12 до 13 лет. Из трех тысяч подростков практически здоровыми оказалось менее 2 процентов! Представители власти предпочитают об этом умалчивать, но такова реальность. 

Сегодня развитие спортивной отрасли стало залогом здоровья. Представители власти обязаны создавать условия для занятий физкультурой и спортом. Во всем мире принят термин «шаговая доступность». Другими словами, спортивные поля, игровые площадки, физкультурно-оздоровительные комплексы, бассейны должны находится не далее 800-900 метров от порога твоего дома. К сожалению, и в Петрозаводске, и в Карелии об этом напрочь забыли. В Петрозаводске инфраструктура для занятий спортом составляет менее 30 процентов нормативной с учетом численности городского населения.  

 

В советское время в Карелии председателем совета министров работал Иван Степанович Беляев. Это была легендарная личность, очень мудрый человек. Я пришел к нему с идей создания конно-спортивной школы. Он задал мне вопрос: «Кто будет заниматься и как часто?» Я объяснил, что заниматься будут около 200 подростков три раза в неделю. Он задумался и говорит: дескать, деньги мы найдем, и если эти двести человек будут три раза в неделю отвлечены от пьянства и хулиганства, то государство будет считать, что эти деньги окупились. Я эти слова запомнил на всю жизнь.

Свиньи вместо лошадей 

Когда Карелия была союзной республикой, было принято решение о проведении первой спартакиады народов СССР. Беда была в том, что республика должна была участвовать в каждом из более двух десятков видов спорта. В Карелии не существовало и половины тех видов спорта, на которые нужно было выставить команды. В том числе не было и конного спорта. Мне было поручено создать конную школу в Сортавале. Это был 1954 год. Мне припомнили, что я когда-то рассказывал, как меня отец в четыре года на лошадь посадил.   

 

На создание школы нам выделили 250 тысяч рублей. Началось строительство конюшни, подбор тренеров. За лошадьми мы поехали в Пятигорск на конные заводы.

В тот момент Никита Хрущев разогнал все конные заводы, чтобы на их месте создать свиноводческие фермы. Поросят загнали в стойла, а элитных дорогих лошадей выгнали на пастбища.

Нам показали неухоженных бесхозных лошадей, каждая из которых стоила 20 тысяч рублей золотом. Нас уговаривали купить их за 2 тысячи бумажных рублей только, чтобы спасти животных. Мы приобрели 12 коней, а судьба сотен, если не тысяч породистых лошадей оказалась незавидной.

 

Спартакиада проходила в 1956 году, когда уже появился указ о расформировании Карелии из союзной в автономную республику. Но так как все уже было закручено, мы по инерции в соревнованиях все же приняли участие под транспарантом Россия-2. Главная задача была не оказаться последними. Когда половину видов спорта создавали за полтора года, то это оказалось непростой задачей.

В последний день Спартакиады мы шли вровень с Таджикистаном. Решался вопрос, кто станет аутсайдером – Карелия или Таджикистан? И в этот день наш спортсмен из сортавальского совхоза «Большевик» выиграл в конных соревнованиях два дополнительных очка. У нашего спортивного начальства слезы были на глазах от счастья, что Карелия обошла Таджикистан.  

Как отучить чиновников от роскоши

Главное, чего сегодня не хватает представителям власти, – это чувства ответственности. Буквально недавно Москва отозвала из Карелии 230 миллионов рублей, которые были выделены на спортивный комплекс в Ялгубе. Насколько я знаю, Карелии поставили условие, что обратно эти деньги республика получит, когда завершит проект за свой счет. Раз не умеем строить на федеральные миллионы. У меня возникает вопрос: а нужно ли было строить этот комплекс в нынешних финансовых, кадровых, строительных возможностях?  

 

На фоне этих событий карельское правительство вновь просит 6,5 миллиарда рублей на детский лагерь в Спасской  Губе и 4,5 миллиарда на реконструкцию стадиона Спартак и спортивного комплекса на Кургане. Кто эти деньги будет осваивать, и почему нужно сейчас реконструировать относительно нестарые объекты? На тот же Курган были истрачены сотни миллионов рублей, а теперь вдруг выясняется, что его нужно реконструировать.

Круглогодичный детский лагерь в Спасской Губе – сомнительная идея. Спасская Губа находится на берегу Мунозера – одного из самых холодных озер Карелии. Даже Онего на градус теплее. Строить лагерь всероссийского значения, подразумевая, что дети будут купаться в ледяной воде, как минимум, несерьезно.  

Я думаю, что это пустые фантазии власти, не подкрепленные ни нашими возможностями, ни, главное, нашими потребностями. Карелии сейчас нужны не дворцы спорта или ледовые дворцы, а обычные спортивные комплексы, тренажерные залы, стадионы, катки, бассейны - причем расположенные в соответствии с принципом шаговой доступности. В строительстве спортивной инфраструктуры должна быть последовательностью. Ледовые дворцы – это уже роскошь. Сначала нужно обеспечить граждан самым необходимым.

 

Между тем свободного места для создания спортивной инфраструктуры в Карелии все меньше и меньше. Она сокращается, как шагреневая кожа.

В петрозаводской мэрии уже несколько лет находится проект строительства многоэтажного дома-паруса, который хотят разместить в районе улицы Московская и набережной Варкауса на месте бывшей спортивной школы. Красивый проект, особенно, если его построить и посмотреть на него с середины озера. Но во всем Октябрьском районе, где проживают десятки тысяч петрозаводчан, есть только спортивный комплекс «Луми». А по нормативам должно быть, как минимум, три ФОКа, два бассейна, стадион.

В масштабах России Карелия в списке лидеров по количеству утопленников. Почему? Во многом потому, что мы не учим детей плавать, у нас мало бассейнов, мы уделяем обучению плаванью мизер времени. Несколько лет назад мы обсуждали в мэрии Петрозаводска идею бесплатного обучения детей плаванию. Знаете, на чем споткнулись? Кто-то глубокомысленно произнес: дескать, что мы делаем, у нас же не останется детей, которые пойдут на платные занятия, мол, как же мы будем бассейны содержать, если зарабатывать не будем? И идея умерла.

Об Олимпиаде и допинге

Я не слежу за Олимпиадой в Токио. Это мероприятие, которое себя изжило, нарушило все олимпийские принципы. Его нужно переформатировать. Олимпиада превратилась в коммерческое зрелищное шоу, в котором работают профессионалы, зарабатывая себе деньги. 

Профессиональный спорт сейчас на таком уровне, что без медикаментозного сопровождения практически невозможно добиться результатов. У человеческого организма есть предел. С помощью химии заставляют организм отдать резервы, которые он бережет про запас. По сути, допинг – это насильственное извлечение энергии, иногда в ущерб здоровью. Поэтому говорить, что спорт – это здоровье, просто смешно. Здоровье в некоторых видах спорта заканчивается на уровне кандидата в мастера или на уровне первого спортивного разряда. Это тот уровень, тот предел, который можно добиться естественным путем, не прибегая к медикаментам.

Спорт высших достижений сегодня невозможен без допинга. Это общемировая практика. То, что Россия погрязла в допинг-скандалах, свидетельствует только о том, что у нас слабая юридическая защита спортсменов и не самая передовая химическая медицина.

Конечно, играет роль и психологическое отношение к нашей стране. Российских спортсменов проверяют более тщательно и подозревают даже там, где все чисто.

В советские времена допинг тоже был, причем на государственном уровне. В Карелии допинговой системой могли пользоваться два спортсмена – Владимир Абрамов и Владимир Титов. Они были умницы, сознательно отказались от любых вариантов фармакологии.   

 

Происходило все следующим образом. Я приезжаю в Москву. Мой хороший приятель – начальник союзного управления легкой атлетикой Иван Степанченок - достает картонную коробку и говорит: мол, это для Абрамова и Титова. Я у него на столе открываю коробку, забираю витамины для спортсменов и говорю: «Остальное мы тебе дарим. Нам это не надо». Он меня постоянно упрекал, что все, кроме дремучих карелов, пользуются достижениями отечественной фармакологии.

На территории Союза это была система. Одни спортсмены знали и принимали, другим просто подсовывали, третьих заставляли. А пошло это из ГДР, которая хотела быть передовой витриной социализма, в том числе и в спорте. Небольшая страна демонстрировала удивительные спортивные достижения. У них химия в то время была на высочайшем уровне.

О том, что остается с нами

В 1959 году в Сортавале я организовал строительство спортивного зала и мастерских. Школа была старого образца, и зала для занятий спортом там вообще не было. Мою инициативу поддержали и директор школы, и родители, и дети.

Никогда не забуду, как первоклассники в своих ведерочках носили шлакобетонную смесь. Два годы мы собственными силами строили спортзал и мастерские. Уже 60 лет стоит этот зал, там и сейчас занимаются дети.

Это наравне со строительством спортивного комплекса карельского пединститута и обустройством первой на Северо-Западе резинобитумной дорожки на стадионе Юность я считаю одной из самых больших удач в своей биографии.

Обустройство лыжного комплекса на Кургане – это тоже важная страница мой профессиональной деятельности, которую я отношу к неудачам. Я тогда возглавлял Школу высшего спортивного мастерства. В 1987 году мы провели на Кургане соревнования Северо-Запада России по лыжному спорту. Был готов проект по развитию Кургана как спортивного бренда Петрозаводска. Там предусматривалось строительство новых лыжных трасс, санной горки, трамплина международной категории.

В результате получили биатлонную трассу со стрельбищем, которое нужно переделывать. Стрельбище разместили после тяжелого лыжного подъема, что противоречит всем существующим требованиям к подобного рода сооружениям. Не может биатлонист после тяжелого подъема лечь и сразу начать стрелять, у него просто не будет результатов. Мало того, посреди стрельбища стоят столбы с непонятными перемычками. Это все сбивающие факторы. В мире всего два стрельбища с такой дуростью – в Петрозаводске и Костомукше. По сути, просто выбросили сотни миллионов рублей. Я пытался это остановить, но сделали все равно, как хотели. Меня утешали: мол, пусть хоть что-нибудь построят. Вот теперь это «хоть что-нибудь» нужно переделывать и опять вбухивать огромные средства, так как в нынешнем виде биатлонную трассу просто нельзя использовать по назначению.

В спортивной отрасли вращаются огромные деньги, и ею нужно управлять профессионально. К сожалению, Карелии этого очень недостает – отраслью руководят дилетанты.

P.S. Редакция портала  «Петрозаводск говорит» искренне поздравляет Леонида Борисовича Байтмана с днем рождения!

Другие новости:

Информационные партнеры:

Логин:
Пароль: