Добавить кнопку:

Для сохранения настроек необходимо авторизоваться.

Ещё не являетесь участником системы "Вход"?

Регистрация занимает всего 35 секунд!

facebook Google Живой Журнал @MAIL.RU Одноклассники RuTube Twitter Вконтакте Яндекс YouTube

МК в Карелии → Пенсионную реформу в стране подталкивает ситуация на рынке труда

23 июля

Мы уже рассказывали,сколько денег тратит республика на содержание пенсионеров, и анализировали, с чем сравнивают российские пенсионные условия. А как в свете пенсионной реформы в Карелии поменяются обстоятельства на рынке труда На заседании Общественной палаты республики анализом нынешних реалий поделилась начальник регионального Управления труда и занятости Елена Фролова.

Как нитка за иголкой

Сейчас трудоспособными стали те граждане страны, которые появились на свет в 90-х годах. Их мало. Одновременно с рынка труда ушло поколение бэби-бума послевоенного периода.

- У нас в республике сокращается население, а еще более стремительными темпами сокращается трудоспособное население, - подытожила Фролова. - Так, показатель уменьшения трудоспособных жителей в Карелии в полтора раза превышает общероссийский, а показатель сокращения молодежи – в два раза опережает средний по стране. В то же время сокращается занятость населения. По прогнозам, к 2020 году численность занятых в экономике республики сократится на 8 процентов (за ними стоит 17 тысяч человек), а трудоспособных – на шесть процентов (26 тысяч). В целом к 2020 году у нас будет не хватать 8 тысяч рабочих, несмотря на параллельное снижение занятости и населения. И работодатели нам говорят – где все эти ваши безработные? У нас некому работать! (В пример приводились сегежский и кондопожский ЦБК, компания «АЕК», литейных цех «Петрозаводскмаша», Онежский судоремонтно-судостроительный завод, а заодно сферы здравоохранения и образования – авт.).

Несмотря на приведенные выкладки, начальник ведомства напомнила, что предыдущие пенсионные границы были приняты в эпоху индустриализации. Сейчас же доля занятых в промышленности снижается (в Карелии на обрабатывающих производствах трудится лишь 10 процентов работников, остальное – бюджетники, сфера услуг, самозанятые, фриланс).  Мы переходим в другое состояние – постиндустриальное, общество информатизации. Также Елена Фролова напомнила о том, что рабочие места автоматизируются, становятся менее вредными. А еще она отметила такой плюс грядущих изменений – наконец-то возродится институт наставничества. Те, кто будет дольше работать, передаст опыт молодым. Впрочем, каким молодым передавать навыки при озвученной нехватке рабочих специалистов – осталось неясным.

Не получили обнадеживающего разъяснения опасения тех, кому не посчастливилось успеть «в последний вагон». Поколение конца 60-х - начала 70-х, не успевшее выйти на отдых по старым правилам, видят такой вариант развития событий: в 50 с лишним их «попросят» с работы, и вместо пенсии они будут вынуждены дорабатывать где попало. Что могут заявить исполнители на местах? Декларировать усиление работы Госинспекций по труду…

Для размышлений напомним и еще один факт из совсем недавней истории. В советский период, а именно с 1956 по 1990 годы действовал закон, при котором пенсии работающим пенсионерам не платились вовсе, за исключением рабочих и мастеров производства, учителей и медиков, да и то с ограничением размера, если сумма заработка и пенсии превышала 300 рублей. Колхозники получали пенсию в 32 рубля. При том, работали отцы-деды-прадеды не в офисах, и подолее нашего - стаж по 40 лет не был уникальным. И ни о какой «нелегальной занятости» никто не слышал.

Рассеянное единодушие

По нашим наблюдениям,  будоражат тему пенсий в Карелии те, кто уже сам давно на пенсии. Среди основных спикеров - представителей различных объединений, депутатов, профсоюзов и общественных институтов - очень мало людей моложе северного пенсионного порога. А тем, кто пытается заработать политические бонусы, просто подарили замечательную возможность – попиариться. Возник некий информационный шум, в котором трудно разобрать что-то конструктивное. А если их отсеять?

Кто-то считает, что у нас инертная молодежь, мол, у них такой небрежный стиль – не задумываться о чем-то большем. Скорее, нет. Часть, действительно, осознает, что очень многое давным-давно поря менять. Они усвоили, что на кого-то рассчитывать не придется. Выросло несколько поколений, которые не знают, что это такое – когда государство трудоустроит, когда от «завода-комбината-организации» дадут квартиру, когда тебе бесплатно предоставят тот или иной кусок «пирога». Поэтому можно допустить, что кто-то, действительно, не видит ничего устрашающего в грядущих подвижках. Еще часть активно сопротивляется. При этом забавно слышать, как молодые бизнесмены, по совместительству глашатаи местного уровня, пеняют на дефицит в пенсионном бюджете, в то время как на своем маленьком свечном заводике уходят от налогов всеми силами. Кому-то еще – попросту безразлично. О какой личной позиции можно вести речь, если так старательно учат не высовываться?

Профсоюзы на федеральном уровне еще в середине июня постановили, что проект закона преждевременный, пока не решены иные проблемы (равенство пенсий между различными категориями работников, отказ от льгот по уплате страховых взносов и другое). Бизнес-омбудсмен Карелии Елена Гнетова высказала также общероссийскую позицию о том, что повышение пенсионного возраста, хоть и назрело, но в условиях нынешней экономики неосуществимо. Заодно предпринимательское сообщество предложило создать спецфонд для граждан старше 1967 года рождения, пенсионное обеспечение которых возьмет на себя государство – это будет дань советским пенсионерам, а те, чья трудовая деятельность пришлась на 80-е и 90-е годы, уже могут участвовать в экспериментах и исправлять дисбаланс. Уполномоченный по правам человека Александр Шарапов обратил внимание, что решение спускалось сверху без обсуждения, поэтому, ссылаясь на уровень выше, предложил широкую дискуссию.

Неожиданная сторона вопроса

Пока кто-то с головой уходит в статистику, а кто-то в экономику, возник еще один оригинальный поворот темы. Набирает популярность протест под лозунгом  «С кем же останутся наши внуки?». Действительно, подобные традиции еще сильны – старшее поколение уходит на покой, чтобы … взвалить на себя обеспечение молодых семей. Среднестатистическая картина выглядит так: ясли предоставляют далеко не всем, у молодых, как правило, ипотека или иной кредит, крутиться приходится вне зависимости от того, решил ты поднимать демографию или нет. Вот и получается, что бабушки-дедушки выполняют функции, недоведенные до ума государством: посидеть на «детском» больничном, так как болеть сейчас работающему не выгодно, присмотреть за школьником, так как почти все «дополнительно образование» у нас платное, а с оптимизацией в детских садах, без оглядки проведенной в Петрозаводске, вскоре будет безопаснее держать дошкольника в какой-нибудь соседской коммуне. И бабушки-дедушки теперь не спасут – так как будут трудиться в поте лица.

Но в масштабах государственной машины то, что нельзя посчитать и измерить, - не учитывается. Так что потом социологи будут отмечать изменение поведенческих моделей, а будут ли последствия – поймут демографы.

Что осталось без ответа.

 В итоге, зависли в воздухе несколько вопросов, на которые в  нашей республике никто отвечать не стал. Почему объяснять решение правительства пришлось исполнителям реформы? Почему изменения были предложены без предварительной подготовки? Почему никто не обратил внимание на то, что происходит с негосударственными пенсионными фондами? Почему никто не знает, где взять деньги? И, наконец, способно ли хоть что-то в Карелии объединить несогласных?..

Другие новости:

Информационные партнеры:

Логин:
Пароль: